Есть ли для бизнеса жизнь после кризиса?

Общая тональность официальных комментариев меняется – наряду с предостережениями и запретами все громче звучат доводы о том, что вставшую на паузу экономику пора перезапускать, остался лишь вопрос – перезапустится ли…

В качестве еще одной меры поддержки профессор кафедры трудового и социального права СПбГУ Нелли Дивеева видит, например, необходимость введения разной налоговой нагрузки для малых, средних и крупных предприятий. Причина объяснима – трудовое законодательство России не гибко и унифицировано. Поэтому крупным быть честными легче, чем малым.

«Непомерные обязательства на бизнес способствуют латентным трудовым отношениям», – размышляет она, при этом законодательство для самозанятых вообще находится вне сферы трудовых отношений.

Дивеева также обращает внимание на необходимость сопряжение рынка труда и образования, ведь «надо понимать, кого и для чего мы готовим – потенциал науки и образования не стыкуется с потребностями малого бизнеса».

Или домино, или экономика

Председатель Санкт-Петербургского регионального отделения «Деловой России» Дмитрий Панов пришел к выводу, что кризис выявил разрозненность предпринимателей, отстаивающих свои интересы в одиночку. Отсюда возникает главная задача – объединяться, иначе власть не услышит писка единицы.

Чтобы бизнес выжил после кризиса, петербургская «Деловая Россия» уже предложил Смольному включить в число пострадавших еще несколько отраслей: оздоровительную, коммерческую недвижимость, текстильную промышленность, производство инженерного оборудования, а также пересмотреть перечень системообразующих предприятий.

«Все серьезно зависят друг от друга, и если завалится кто-то один, то это вызовет принцип домино, и экономика не выдержит», – убежден Панов.

Председатель Комитета по труду и занятости населения Санкт-Петербурга Дмитрий Чернейко согласен с позицией Нелли Дивеевой: трудовое законодательство консервативно. «Но кризис многие недостатки его вывел на поверхность, – отмечает глава ведомства. – Мы поняли: надо делать труд дешевле. И власть пошла на это, снизив страховые взносы до 15%. Мы увидели то, что и раньше было, но никто не обращал на это внимания. Например, что большая часть россиян трудится в серой зоне. Сегодня мы ищем пути обелить бизнес, думаем, как защитить самозанятых и индивидуальных предпринимателей (ИП)».

Чернейко подытоживает свое неожиданное прозрение тем, что надо вводить добровольное страхование жизни, здоровья, пенсии для этих категорий. А вообще малый бизнес в Северной столице «отъел больше половины рынка труда и продолжает отъедать».
Что касается кризиса, то чиновник не сомневается: все, что нас не убивает, делает нас сильнее…

Глобализация ударила по России
Дмитрий Чернейко констатирует, что страна впервые получила жесткий удар из-за глобализации экономики, когда воздействие человека на окружающую среду приводят к его изменению как вида. Похоже, в отличие от предпринимателей чиновник плещет оптимизмом.

«Пандемия явилась жесточайшим стрессом для всех человеческих форматов. Но она открывает и колоссальные возможности. Если дать россиянам свободу и снять налоговую нагрузку на труд, мы получим колоссальную отдачу», – не перестает радовать предпринимателей председатель Комитета по труду и занятости населения. По его мнению, мигранты из бедных стран едут в Европу за пособиями, а к нам – за работой. И это свидетельство того, что в России лоботрясов нет.

В качестве аргумента Чернейко даже готов привести некоторые цифры. В Санкт-Петербурге зарегистрировано 3,08 млн горожан трудоспособного возраста (от 15до 70 лет). При этом официально работает 3,3 миллиона. А еще полтора миллиона – в теневой занятости. И этим людям надо дать возможность работать честно, установив справедливые налоги и социальные выплаты.

По его информации, из города уехало около полумиллиона человек, которые приезжали к Северную столицу работать со всех концов России. А все потому, что рынок труда следует развивать по всей стране, а не делать два центра в Москве и Санкт-Петербурге, куда едут отовсюду, потому что у себя дома работу найти не могут.

К слову, Дмитрий Чернейко уверен, что горожане не идут работать водителями автобусов: из-за низкой заработной платы и плохих условий труда. «Сделайте зарплату 70-80 тыс. руб. и организуйте на конечных станциях места отдыха, где водители могут пообедать, а то и душ принять, и петербуржцы с удовольствием пойдут на эту работу», – предлагает кому-то чиновник. Нехватку среднего медперсонала он связывает также с плохой организацией труда в медицинских учреждениях. «Свидетельство тому – заболевание медперсонала, – констатирует главный в городе по труду.

Справедливость против тени

Председатель объединения профсоюзов России СОЦПРОФ, депутат Госдумы Сергей Вострецов тоже согласен с тем, что налогообложение должно быть справедливым. По не менее важна, на его взгляд, охрана труда.
Поэтому бизнес, отправленный на каникулы, должен воспользоваться передышкой для обучения персонала и наведения порядка в предприятиях общепита и гостиницах. Вострецов не сомневается, как только отменят режим самоизоляции, граждане пойдут в общепит, поедут в отпуска, ведь «мы привыкли ходить в кафе и путешествовать».

А вот для восстановления экономики, считает депутат Госдумы, необходимо оставить социальные выплаты на нынешнем уровне – 15%. И еще создать особый страховой фонд для самозанятых и ИП.
Кроме того, безработным из их числа следует позволить обращаться за пособием по безработице, так как сегодня они лишены права обращаться на биржу труда.

«Люди должны увидеть инструменты поддержки, – говорит Вострецов. – Со времен Годунова государство впервые решило принять меры по поддержке бизнеса и граждан. Наверное, их недостаточно. Но никогда раньше не останавливались целые отрасли. И сегодняшнюю ситуацию необходимо использовать, чтобы государство стало по-настоящему правовым».

Бизнесу остается только надеяться и ждать. Есть ли жизнь после кризиса, нет ли жизни после кризиса – это науке неизвестно…

Лилиана ГЛАЗОВА