Смольный общепит не уважает

Городское правительство разрешило с 29 июня кормить посетителей на уличной мебели – чтобы обойти закон, чиновникам пришлось даже изобрести новый формат общепита. Однако рестораторы убеждены, что суррогатное новшество вряд ли спасет их бизнес после трехмесячных коронавирусных каникул.

В рамках бизнес-форума, организатором которого депутат Законодательного собрания Ирина Иванова, представители этой сферы обсудили, как функционирует сегодня городской общепит и есть ли перспективы к возрождению его прежних показателей. В онлайн-диалоге приняли участие совладелец ресторанов русской кухни «Центральный», «Фонтанка, 30», «Соленья-варенья», глава Санкт-Петербургского отделения международной Гильдии гастрономов Confrerie de la Chaine de Rotisseurs Леонид Гарбар; основатель и управляющий ресторанной Группы Otto family Дмитрий Гуцайт; владелец ресторанов «Ять», «Петруша» и ДИКМАNʼs deli Дмитрий Дикман; совладелец группы SkyRest («Бутерbrodbsky bar», «МыЖеНаТы»), ресторатор, бизнес-тренер Александр Затуливетров; первый вице-президент Федерации рестораторов и отельеров Северо-Запада, директор «Объединенной кейтеринговой компании» Кирилл Зиминов; председатель Совета НП «Союз малых предприятий Санкт-Петербурга» Владимир Меньшиков и руководитель аппарата петербургского бизнес-омбудсмена Константин Тимохин.

Летние веранды бизнес не спасут

Леонид Гарбар, открывший дискуссию, был настроен весьма пессимистично. По его информации, в городе 7500 предприятий общепита, на которых трудится от 10 человек и больше. Все они фактически остались без работы на три месяца.

Учитывая, что лето в Санкт-Петербурге короткое, летние веранды смогут работать, в лучшем случае, 2-3 месяца. Если вторая волна коронакризиса на накроет город в ближайшей перспективе. Что касается восстановления бизнеса хотя бы на уровне 2019 года, то те, кто выживут, смогут получить прошлогодние доходы не ранее конца 2023 – начала 2024 года.
Господдержку ресторатор назвал просто смешной.
По его словам, разбогатеть на 12130 рублей, выделенных государством на одного работника в апреле и мае, вряд ли возможно.

А потому даже те, кто откроются с уличной мебедью 29 июня, могут не продержаться до осени. Неизвестно, вернутся ли в рестораны люди, напуганные коронакризисом и лишившиеся доходов. Леонид Гарбар уверен, что бизнес можно спасти только одним способом – полной компенсацией потерь предприятий общепита государством, как поступили в других странах, либо разрешение работать в полную силу, невзирая на пандемию. Он также напомнил, что на совещании с бизнесом 28 марта предлагал вице-губернатору Евгению Елину ввести ЕНВД для всех предпринимателей на период кризиса. Эта мера могла бы спасти большинство предприятий общепита.

Кирилл Зиминов, в свою очередь, отметил, что в самой сложной ситуации оказался кейтеринг, так как все мероприятия отменили, а праздники и парады проходят онлайн и не сопровождаются обедами и ужинами. По его мнению, бизнес начнет возвращаться к работе только в следующем году, когда пандемия закончится.

Господдержка несоразмерна потерям

Дмитрий Гуцайт, поддержав Гарбара, подчеркнул, что меры государственной поддержки не соразмерны потерям, понесенным бизнесом из-за запрета работать. Они компенсировали только 2% потерь, убытков, которые ударили по собственнику. «Не знаю ни одного человека, который мог бы сказать, что благодаря мерам господдержки он спасся, – сказал ресторатор. — Я по первому образованию юрист и могу совершенно ответственно заявить, что в Российской Федерации государства нет».

Ирина Иванова отреагировала на это цитатой вождя коммунистического пролетариата: «Государство – это аппарат насилия», никто этого не отменял». Из пяти ресторанов Гуцайта четыре работают на доставку. «Доставка – давно растущий рынок, – отметил бизнесмен. – Она никуда не денется, останется с нами надолго.

Вступивший следом в дискуссию Дмитрий Дикман сообщил, что все свои рестораны закрыл, людей частично уволил, частично отправил в отпуск за свой счет, оставив 10% штатных сотрудников. «Мои люди знают, что я их снова возьму, как только смогу работать, у меня есть репутация, но, конечно, 20-30% персонала не вернется», – констатирует он. – Сможем начать зарабатывать, когда поток вернется хотя бы на 50%». Государственную поддержку он также назвал неэффективной, за исключением одной меры: возврата налогов за 2019 год.

«А зарплатный кредит?» – поинтересовалась Ирина Иванова. «Не было желания собирать документы, чтобы потом получать отказы, – пояснил Дмитрий Дикман свое отношение к беспроцентному кредиту. – Я не верю государству уже 30 лет. Ничего хорошего для людей оно не делает. Сумму в 12130 рублей выдают только тем, кто сохранил 90% штата. Между тем, с этой суммы работодатель должен заплатить НДФЛ, страховые взносы, в результате до людей дойдет 7500. Кого могут спасти эти деньги?»

Лучше бы государство не вмешивалось

«Мы давно не верим ни в какие меры поддержки, от них только хуже, – поддержал коллегу Александр Затуливетров. – Я получил 40 000 на выплату зарплаты в ФНС и всю сумму полностью отправил РСО, потом из своих платил персоналу». По его мнению, государство не уважает ресторанный бизнес. «Мы готовились к открытию веранд 15 июня, – пояснил Затуливетров свою позицию. – Открыть веранду – это не только ленточку перерезать, мы заказали продукты, вернули персонал. А нам открыться не позволили. И это при том, что в Новой Голландии великолепные веранды работают. То есть самые законопослушные оказались брошенными детьми».

Ресторатор уверен, что из предпринимателей намеренно делают оппозиционеров. «Наши налоги никому не нужны, – утверждает он. – Только открыли работу на вынос, как через два дня приходят люди из ККИ, что-то проверяют, фотографируют. Я ждал от власти отмены или погашения коммунальных платежей, но монополисты продолжают нас трясти. Даже наши арендодатели сократили нам на арендную плату на 70%, и вместо 900 000 руб. в месяц я плачу 300 000 руб. Умираем гордо!»

Ирина Иванова подтвердила, что мнение о том, что из-за поддержки замучают проверками, наслав не только ККИ, но и прокуратуру, высказывают многие предприниматели, несмотря на то, что на федеральном уровне объявили о моратории на проверки. «Я такую позицию понимаю, – говорит она. – Предприниматели правы, требуя четко и заранее обозначить сроки выхода из пандемии и правила поведения, чтобы не приходилось в угол не ставить взрослых дядей и тетей».

Кстати, именно Александр Затуливетров высказал мнение, почему открытие веранд в Санкт-Петербурге перенесли с 15 июня на 29. «Мне кажется, что мы в счастливом неведении ждем, когда, наконец, откроемся, – спрогнозировал он. – Но как раз тогда начнется самое страшное: нас открывают 29, потому что через две недели после голосования по поправкам Конституции пойдет новая вспышка коронавируса. И правительство объяснит, что это произошло из-за открытия летних веранд».

При запрете на работу нельзя взимать арендную плату

Председатель Совета НП «Союз малых предприятий Санкт-Петербурга» Владимир Меньшиков, получив слово, напомнил: «Взимая арендную плату, чиновники не интересовались кодами ОКВЭД, а когда возникла необходимость поддержать бизнес, кивают на ОКВЭДы». По его информации, владельцы летних веранд, которые должны были начать работать с 1 мая, вынуждены платить аренду, не имея права открыться. «То есть работать нельзя, а арендную плату плати, – констатирует он. – Это выбивает из колеи. Если бы город отменил аренду и налоги за нерабочее время, настроение бизнеса сразу изменилось бы».

Ирина Иванова: поддержала общественника: «Отсрочка аренды ничего не дает. Я не считаю ее выпадающими доходами, так как хоть и позже, но предпринимателя обязаны будут заплатить. Более того, помещения в аренду город сдает по самому дорогому ОКВЭДу, а не по основному. То есть у государства есть все возможности поддерживать по видам деятельности, а не по кодам».

Она считает, что летние веранды можно было открыть давно. «Это был бы выход, – говорит парламентарий. – Но есть люди в Смольном, которые считают, что малый бизнес – сорная трава, когда-нибудь вырастет, на место убитого придет другой и что-нибудь откроет». По ее мнению, это неправильная позиция.

Затронули и тему тарифов и пеней. Владимир Меньшиков сообщил, что авансы в апреле взимались по результатам работы в феврале, что несправедливо, хотя бы потому, что в апреле большинству компаний просто запретили работать. Правда, он отметил, что ресурсоснабжающие организации в индивидуальном порядке по заявлению предпринимателей отменяют пени и предоставляют рассрочку. «Но это тернистый путь, – замечает Меньшиков. – Авансы надо отменять для всех, кто три месяца не работал. И это касается всех ресурсоснабжающих организаций».

В свою очередь, Константин Тимохин рассказал, как поначалу петербургского бизнес-омбудсмена не включили в антикризисный штаб, и приходилось аккумулировать весь негатив предпринимателей, направляя информацию в Смольный посредством обращений. И в каждом Уполномоченный предлагал меры: обеспечить участие предпринимателей при разработке мер поддержки, чтобы она оказалась максимально эффективной.

По его мнению, Роспотребнадзору также следует советоваться с общепитом, чтобы минимизировать потери бизнеса. «Интеллектуальный уровень наших рестораторов достаточно высокий, – уверен Тимохин. – Но власти нас не слышат. Отсюда некоторая односторонность при принятии решений». Он также сообщил, что из 367 000 малых и средних предприятий, право на поддержку в городе имеют только 85 000, а воспользовались ими, по оценкам экспертов, от 30 000 до 65 000 компаний.

Лилиана ГЛАЗОВА