Смольный и бизнес – ковидная импотенция

Пандемия коронавируса выявила несостоятельность городской власти. К первому пакету мер поддержки бизнеса, утвержденному в конце марта, подзаконные акты были приняты только два с половиной месяца спустя. Второй пакет до сих пор не действует в полную силу: нет решения по дополнительным ОКВЭДам – оно зависло у юристов Смольного.

Федеральный закон № 166-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в целях принятия неотложных мер, направленных на обеспечение устойчивого развития экономики и предотвращение последствий распространения новой коронавирусной инфекции», подписанный Владимиром Путиным 8 июня, действует уже более трех месяцев по всей стране, кроме Санкт-Петербурга. Страдают от этого тысячи предпринимателей, владельцев небольших бизнесов, которым коронакризис и без того нанес существенный урон.

Когда, наконец?

В среду, 16 сентября руководитель РОО «Содействие малому бизнесу» Янина Гришина, уставшая теребить чиновников вопросом «Когда, наконец?», направила обращения премьер-министру Михаилу Мишустину, в Минэкономразвития РФ, а заодно – губернатору Александру Беглову и председателю комиссии по промышленности, экономике и предпринимательству Законодательного собрания Алексею Макарову.

Суть обращений – ускорить прием подзаконных актов, дабы петербургские предприниматели смогли воспользоваться предоставленной им поддержкой в части 6 статьи 19 федерального закона № 166-ФЗ. Приведем ее полностью.

«До 1 марта 2021 года арендатор земельного участка, находящегося в государственной или муниципальной собственности, вправе потребовать от арендодателя заключения дополнительного соглашения к договору аренды такого земельного участка, предусматривающего увеличение срока действия такого договора, независимо от оснований заключения данного договора аренды, наличия или отсутствия задолженности по арендной плате при условии, что:

1) договор аренды земельного участка заключен до принятия в 2020 году органом государственной власти субъекта Российской Федерации в соответствии со статьей 11 Федерального закона от 21 декабря 1994 года N 68-ФЗ «О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера» (в редакции настоящего Федерального закона) решения о введении режима повышенной готовности или чрезвычайной ситуации на территории субъекта Российской Федерации;

2) на дату обращения арендатора с указанным требованием срок действия договора аренды земельного участка не истек либо в суд арендодателем не заявлено требование о расторжении такого договора аренды;

3) на дату обращения арендатора с указанным требованием у уполномоченного органа отсутствует информация о выявленных в рамках государственного земельного надзора и не устраненных нарушениях законодательства Российской Федерации при использовании такого земельного участка».

Ясно всем, кроме чиновников

Казалось бы, все предельно ясно: арендатор подает заявление (требование) о продлении договора аренды, чиновник заключает дополнительное соглашение. Но в Смольном в прежние времена наворотили много несуразностей, в частности, ввели договоры «с неопределенным сроком». На таких правовых основаниях работают тысячи петербургских предпринимателей.

Нынешние обитатели Смольного считают такие договоры не действующими, а значит, не подлежащими продлению в соответствии со 166-ФЗ. Чиновники даже обратились в Минэкономразвития РФ, Росреестр и Росимущество за соответствующими разъяснениями и получили идентичные ответы: договор либо действует, либо не действует, а наши местные изыски по поводу «неопределенного срока» в данном случае не принимаются.

Но даже такие вполне определенные ответы смущают вице-губернатора Евгения Елина, заявившего, что «экономический блок продолжает делать юридическую экспертизу федерального закона, чтобы понять, распространяется ли он на договоры на неопределенном сроке или нет».

Кому глоток?

«Для предпринимателей сегмента потребительского рынка из всех мер поддержки, продление срока аренды земельного участка – самая существенная, подчеркивает Янина Гришина. – Этот федеральный закон – глоток свежего воздуха в условиях пандемии, он дает возможность обновить свой бизнес, перенастроить его по тем критериям, которые прописаны в законе».

Председатель РОО «Содействие малому бизнесу» уточняет, что аналогичная мера уже принималась в 2015 году, когда были приняты поправки в Земельный кодекс. Тогда с предпринимателями заключили дополнительные соглашения, что и позволило им жить относительно спокойно до нынешних времен. Кстати, замечает Гришина, и для власти этот закон открывает новые возможности по приведению в порядок нормативно-правовой базы – у чиновников появляется время «сосчитать всех здоровых цыплят и выявить больных (незаконный бизнес)».

Вот и не понимает она, почему «вредные» для бизнеса законы губернатор подписывает мгновенно, например, закон «о наливайках», а подзаконные акты во исполнение федерального закона разрабатываются месяцами. А в это время ретивые контролеры из ККИ и ГАТИ, вопреки запрету на проверки, продолжают третировать предпринимателей и выписывать штрафы, приближая конец бизнеса.

В суд пойдем

По информации собеседницы «Новостей малого бизнеса», в понедельник, 21 сентября, начинаются первые суды.

«И предприниматели, которые в глубоком провале из-за пандемии, вновь будут вынуждены тратить деньги на судебное производство: на госпошлину, адвокатов, – с сожалением говорит Янина Гришина. – А еще время. Беда в том, что судебные дела у нас могут тянуться месяцами, а в это время власть расторгает договора в одностороннем порядке.
Такое ощущение, что где-то в Смольном прячется тайный комитет «Навреди предпринимателю».

Сегодня на очередной встрече чиновников с бизнесом она опять задаст все тот же вопрос: «Доколе власть собирается тянуть с внедрением мер поддержки пострадавшего от пандемии коронавируса бизнеса?». И скорее всего, опять услышит ответ, который прозвучал на предыдущей встрече: «Мы разрабатываем алгоритм».

Смольному спешить некуда: чиновники сидят на твердых, немаленьких окладах, которые получают, благодаря налогам, что платят все петербуржцы, в том числе, легальные предприниматели. И высоким должностным лицам, похоже, нет дела до тех, кто из-за чиновных запретов лишился доходов и вынужден с трудом сводить концы с концами.

Лилиана ГЛАЗОВА