Илья Львов

Эксперт: Отвести государству понятную, прозрачную, но ограниченную роль контролера

Предприниматели продолжают комментировать предложения бизнесвумен Анастасии Татуловой, изложенные в колонке журнала «Компания». Среди них свое мнение высказал и депутат МО «Город Петергоф» Илья Львов.

«От прочтения манифеста омбудсмена в сфере малого и среднего бизнеса у меня сложилось двойственное впечатление. С одной стороны, я согласен со многими конкретными предложениями, высказанными в манифесте, – сказал он в беседе с корреспондентом «Новостей малого бизнеса». — А с другой, я вижу системное непонимание ошибочности взаимоотношений государства и бизнеса в России».
Начинает муниципал свой анализ с хорошего, а именно с того, с чем согласен. «Пятилетний мораторий на любые регуляторные нововведения я однозначно поддерживаю. Бизнес в стране устал от постоянных изменений, пусть даже порой и мелких. Наступает новый год, и все начинают изучать новые формы отчетов, правила их заполнения, изменения в начислении налогов и сборов и так далее, – сказал он. — Конечно же, поддержу и безальтернативность предупреждения за первое нарушение – это исключит фактор коррупции при проверках». К тому же, по его мнению, немало нарушений совершается не по умыслу, а по причине как раз постоянных изменений в правилах игры ведения бизнеса. «Выявили при проверке, предупредили, предприниматель исправил – ну и зачем тут штрафные санкции? Вот уже при повторной проверке наказание понятно», – считает Илья Львов.
«Что еще поддержу двумя руками – сокращение зарплатных налогов, однако без деления на размер бизнеса, резко снижать эти налоги надо для всех. Который год уже говорится, что одна из основных причин экономического кризиса в России — низкий покупательный спрос населения, происходящий из-за низких доходов людей». По его словам, фактором, сдерживающим рост этих доходов, как раз и являются высокие налоги на зарплаты. И даже так называемые «зарплаты в конвертах» не могут в полной мере исправить ситуацию с уровнем доходов людей. «Так значит надо снижать налоги на зарплаты, и не на пару процентов, а радикально», – утверждает собеседник, а также поддерживает и другие полезные предложения, такие как сокращение отчетности, стабильность правового поля, доверие к судебной системе, снижение числа «штрафных» статей.
«А теперь перейдем к тому, с чем я не согласен в манифесте, – переключился депутат в критическое русло. — Никакого патернализма со стороны власти к предпринимателям нет. Есть отношение, как к дойной корове, причем странное – по их мнению «корова» бизнеса будет давать больше «молока» если её сильнее доить, и меньше кормить. А у части истеблишмента и вовсе отношение к малому и среднему бизнесу перекочевало из советских времен – «спИкулянты», мол, к ногтю их». Но при этом, по г-на Львов, глядя на структуру доходов бюджетов западных стран, им хочется иметь, помимо доходов от продажи нефти и газа, высокий процент доходов от малого бизнеса. Отсюда, по его мнению, и взялась повторяемая из года в год мантра про диверсификацию доходов: «Длинное и малоиспользуемое слово, произнося которое с экрана ТВ можно сойти за умного человека. Все с пониманием кивают – ну как же, диверсификация! Даешь! Догорим и перегоним!»
И последнее, с чем он не согласен и что ему не нравится в манифесте — это второй пункт про взаимоотношение чиновников и бизнеса. «Внедрение единых показателей эффективности», «показатель успеха нацпроектов», «рост отраслевой выручки», «мера эффективности ФНС»... это вообще что? Как будто картона наелся, — возмущается он. — Вычеркнуть всё это надо из лексикона, сократить разросшуюся, как плесень, чиновничью рать и её права по контролю и надзору, и при этом увеличить конкуренцию в монополизированных сферах (к примеру, в банковской), отвести государству понятную, прозрачную, но ограниченную роль контролера и вперед, к экономическому росту».