Разговоров много, а реальной поддержки нет

Ну вот – первый «каникулярный» месяц от президента России пережили. Что дальше? Малый бизнес сегодня штормит гораздо сильнее, чем страну в целом. Но самоизоляция продолжается, и как быстро удастся восстановить хозяйственную деятельность, когда снимут ограничительные меры?

«Новости малого бизнеса» решили взглянуть на проблему изнутри, глазами петербургских предпринимателей. Одним из наших собеседников стал генеральный директор ООО «Монолит» Ашот Эфендиев, который помимо своего бизнеса активно защищает интересы коллег в общественном совете по малому предпринимательству при администрации Фрунзенского района.

Ашот Рубенович начинал свой бизнес с торговли зеленью в очень тяжелом 1990-м году.

Преодолевая кризис за кризисом, сумел собрать корректив единомышленников. Сейчас эта команда насчитывает 25 человек. Но на вопрос корреспондента «Новостей малого бизнеса», как сложится дальнейшая судьба его стабильной компании, Эфендиев ответил: «К сожалению, мы выживаем еле-еле. В апреле я сумел заплатить зарплату работникам из тех средств, которые откладывал на черный день для своей семьи, так как выручка упала на 70-80 процентов».

Работать нельзя, но аренду плати

Ашот Эфендиев торгует овощами и фруктами. Давно уже не сам, это делают нанятые работники. А еще сдает в аренду часть построенных им нестационарных торговых объектов или арендуемую у государства недвижимость, создавая дополнительно рабочие места для малого бизнеса. В последней разместилось несколько предприятий бытового обслуживания (ремонт обуви, одежды, бытовой техники, ювелирных изделий, парикмахерская) и столовая.

В апреле все эти предприятия не работали. Арендаторы, в основном, индивидуальные предприниматели, живущие за счет получаемых от работы доходов, не смогли заплатить арендную плату, так как работать им запретило государство. Однако обязанность ООО «Монолит» вносить оплату за пользование государственным имуществом никто не отменял. Поэтому Эфендиев снова залез в семейную копилку и договор за II квартал текущего года перед городским бюджетом исполнил.

Конечно, он при этом рассчитывал, что позже получил поддержку, о которой так много говорится вокруг. Даже письма в КИО писал – с просьбой снизить арендные платежи хотя бы на 50%, а лучше вовсе временно отменить.

Как оказалось, зря надеялся. На первое письмо, отправленное 30 марта, Ашот Эфендиев получил ответ, где прямо сказано, что правительство города планирует поддерживать предпринимателей отсрочкой оплаты аренды за II квартал. Но только тех, чей основной вид деятельности по учредительным документам попал в перечень ОКВЭД, которые, по мнению чиновников, относятся к пострадавшим отраслям, а не по критериям падения выручки.

Не намерен Смольный в период принудительного закрытия, когда выручка упала почти до нуля и взять деньги на оплату аренды с отсрочкой негде, поддерживать субъектов МСП, если основной код ОКВЭД в их учредительных документах не совпадает с указанным в федеральном перечне. Принятый более двух недель назад ЗакСом городской закон № 213-49 о предоставлении освобождения от арендной платы составлен по точно таким же формальным принципам, да и этот закон из-за медлительности КИО так до сих пор и не заработал.

О помощи предпринимателям, которые сдают в аренду помещения тем же рестораторам или торговцам (вынужденным приостановить свою деятельность), никто из должностных лиц не заикается. Ситуация тупиковая.

Безопасность нужна, но почему обязательно сидеть дома?

«В своем первом обращении президент сказал правильные вещи о необходимости сидеть дома, – рассуждает Ашот Рубенович. – Но не объяснил, как мне, предпринимателю, живущему от выручки, содержать работников, платить аренду, коммунальные платежи. За счет чего, если выручка резко упала?»

Сейчас его беспокоит продление режима самоизоляции. «Если бы людям разрешили ходить дальше 100 м от дома, – замечает Эфендиев, – мы бы могли как-то продержаться. Не пришлось бы выбрасывать большое количество скоропортящегося товара. Но если режим продлят, то в мае я уже не смогу выплатить зарплату всем своим сотрудникам, а это значит, что половину из них вынужден буду уволить». Его это тревожит, потому что коллектив складывался в течение многих лет, и каждый сотрудник, как родной. «Кого мне увольнять, если в каждой семье дети или престарелые родители, которых работающие члены семьи содержат?» – задает риторический вопрос генеральный директор ООО «Монолит».

По его мнению, если людям предоставят свободу передвижения с обязательным соблюдением условий безопасности (маски, дистанция), это станет легким подспорьем в работе, но не снимает вопроса по поддержке в тот период, когда бизнес фактически стоит и предприниматели продолжают соблюдать президентские каникулы за свой счет.

«Конечно, мы не выйдем на прежние обороты, но хоть что-то сможем зарабатывать», – констатирует Ашот Эфедиев и оптимистично добавляет, что для возврата к прежним оборотам его бизнесу понадобится не мнее 3-6 месяцев после полного снятия режима самоизоляции.

Вместе с этим он уверен, что городским чиновникам следует не вводить предпринимателей в заблуждение, а оперативно разрабатывать реальные и рабочие механизмы по поддержке бизнеса. «Правительству Санкт-Петербурга неплохо было бы брать пример с Москвы, которая принимает решения в интересах бизнеса, – говорит Эфендиев, – там освободили всех пострадавших от режима самоизоляции предпринимателей от арендной платы за земельные участки и недвижимость, не оглядываясь на формальные критерии, которые сводят эти инициативы на нет в нашем городе».

Лилиана ГЛАЗОВА