А что валюта?

Российский рубль вновь вошел в турбулентную зону, выбрав традиционно август. С начала года он упал на 18 процентов. Впрочем, некоторые сегменты петербургского рынка даже извлекают из этого выгоду. А другие считают, что их бизнес опускается на дно…

Кому хорошо

Валютный шторм не оказывает сильного влияния на флотилию «Астра-Марин» (занимается речными круизами), рассказывает глава компании Андрей Кузнецов. По его словам, фирма подстроилась под изменения с прошлого сильного падения рубля (в 2014-м) и «перешла в рублевую зону». С тех пор сюрпризы отечественной валюты только прибавляет иностранных туристов в городе. По его предварительным прогнозам, компания увеличит выручку за этот сезон на 20-25 % по сравнению с прошлым годом.

«Хоть евро и будет стоить 200 рублей, но главное – чтобы процесс остановился, чтобы у нас было время для адаптации. Конечно, изменения чувствуются со стороны поставщиков и подрядчиков. Пока проблемы имеют характер мелкий и незначительный, – говорит Кузнецов. – Суда у нас российского производства. В нашу страну больше стали ездить, мы оказались даже в плюсе. Хотя эти валютные качели – неприятны для всех».

Такую же благотворную ситуацию ощущают в хостеле «Chickadee Hostel». Соосновательница миниотеля Лада Чижова отметила работу с гостями-иностранцами, которые расплачиваются в валюте. Однако поток заморских гостей за последнее время не растет – сказывается сложность в получении российских виз в результате ухудшения дипломатических отношений между странами.

«Большинство издержек у нас в рублях. Больше половины клиентов – иностранцы. Для них наша конкурентоспособность повышается, а наши издержки понижаются. Если же санкции затронут туристические визы, это уже совсем другой разговор», – отмечает она.

Немного с другой стороны ситуацию видит президент «Союза Хостелов России» Яна Бабина. По словам собеседницы «Новостей малого бизнеса», общая экономическая ситуация негативно сказывается на всей индустрии. Кроме того, ЧМ-2018 не оправдал ожиданий – был упущен турпоток во время белых ночей. Особенно коммерсанты отметили снижение внутреннего туризма.

«В целом, ощущается стабильность. Хотя рубль падает, а вместе с ним падают цены на хостелы. Если в прошлом году стоимость одного койко-места варьировалась с 500 до 600 рублей, то сейчас она снизилась до 300-400 рублей. Тему санкций и валютных изменений в нашей сфере особенно не затрагивают, все ждут с надеждой следующего сезона в 2019 году», – заключила эксперт.

Равнодушны к финансовой турбулентности и петербургские фермеры. Глава Ассоциации крестьянских (фермерских) хозяйств Михаил Шконда констатирует, что валютные изменения создают оптимальные условия для продажи фермерского мяса. Его стоимость в торговых сетях растет, и покупатели за те же деньги предпочитают покупать экологический крестьянский продукт.

«Это сказывается негативно только в одном случае – если покупаешь оборудование иностранного производства – холодильное оборудование, уборочная техника. Даже у наших коллег-беларусов начинает прыгать цены на тракторы. Но, в целом, валютный вопрос мало влияет на рынок, особенно в посевной и уборочный периоды – не до этого, – рассуждает Шконда.

Кому плохо

Санкционная война губительна для велобизнеса в Северной столице, говорит генеральный директор «Велодрайв» Кирилл Остапенко. По его словам, рынок двухколесного транспорта, практически весь зависящий от иностранных поставок, с 2014 года сократился в два раза. Потенциальные клиенты «откладывают покупку до лучшего времени» или приобретают более дешевый вариант.

«Средняя цена великов уже несколько лет держится на уровне 15 тысяч рублей, но страдает ассортимент – с каждым годом качество становится все хуже и хуже. Покупательская способность падает – нам приходится ориентироваться на менее качественный товар, – сетует Остапенко. – Минувшим летом был всплеск, видимо, ажиотаж вызвана хорошей погодой. Мы даже ощутили дефицит дорогих велосипедов. Это помогло компенсировать недополученную прибыль, но всплеск быстро прошел».

По оценке нашего спикера, каждое падение отечественной валюты на 1 рубль на курсе доллара аналогично сказывается на сокращении рынка на 1 %. Общее ощущение самих участников, что «сжиматься дальше некуда».

Такой же низкий спрос ощущает на себе сфера общепита, признаются рестораторы. Так, владелец ресторана «Навруз» Михаил Аюпов пессимистично смотрит в будущее. «Платежеспособность населения падает несколько лет, мы это хорошо на себе ощущаем. Когда доллар еще стоил ниже 60 рублей, люди как будто воспрянули духом, но сейчас вновь видим снижение потока клиентов», – замечает он.

«Полный крах», – так описывает перспективы для легкой промышленности предпринимательница Ольга Бешанова. Ее фирма под брендом Azell’Ricca занимается производством блузок, рубашек и батников. Вопрос будущего уже решен – критическая точка пройдена, считает наша собеседница.

«Если осенью ничего не изменится, то конец неминуем, – полагает Бешанова. – В России еще сохранилось производство ниток, все остальное везут из-за границы – фурнитура, молнии, кнопки, ткани. Наверное, кризис просто добьет легкую промышленность, которой практически и так нет.
Сейчас предприятия продолжают сокращать производства».

Компания Ольги Бешановой – не исключение. Она тоже переживает трудные времена, но в меньшей степени – в результате валютных изменений в августе сразу выросла цена за пошив образца – на 15%. Сохраняется перспектива ничего не отшивать, работая с остатками, сохранившихся на складах.

«Нам повезло в кавычках. Несколько лет назад у нас было маленькое производство, которое закрыли и стали пользоваться услугами стороннего отшива. Поэтому нам не надо затрачиваться на сотрудников и оборудование», – говорит предпринимательница.

У многих петербургских компаний-швейников, по ее словам, наблюдается перепроизводство – оптовики стараются не брать продукцию, пытаясь распродать предыдущую коллекцию. В это время рынок занимают сетевики и китайские магазинчики. А петербуржцы из-за снижения покупательской способности предпочитают идти за низкой ценой.

Алексей СТРЕЛЬНИКОВ